«

»

Возможности квантовой медицины в профилактике и лечении осложенений современной системной химиотерапии солидных опухолей.

г. Москва, МПК Медицинский центр Оракул, ГУЗ Московский областной онкологический диспансер (*)

Федеральный научный клинико-экспериментальный нетрадиционных методов диагностики и лечения МЗ России, ООО «Колояро-2000»(**)

-

Актуальность

Широкое распространение адъювантной полихимиотерапии (АПХТ) в современной онкологии, появление новых высокоэффективных препаратов для лечения солидных и системных заболеваний, закономерно сопровождается увеличением числа неблагоприятных реакций, связанных с рядом побочных действий используемых препаратов.
Современная химиотерапия, по эффективности своего повреждающего действия на опухолевые клетки, приблизилась к пределу. Существуют очень мощные химиопрепараты (ХП), способные вызывать апоптоз большинство злокачественных опухолей. Тем не менее, лимитирующим в этой ситуации является: толерантность нормальных тканей организма больного к токсическому воздействию ХП, способность обычных клеток к репарации после введения высокотоксичных агентов, сохранение защитных сил (клеточного и гуморального иммунитета), резистентность к банальной и внутригоспитальной инфекции, и детоксикации. То есть, речь идет о возможности сохранения гомеостаза.
Активные и многочисленные рандомизированные исследования крупных фармакологических компаний привели к созданию ряда препаратов, позволяющих в некоторой степени улучшить состояние организма, подвергнувшемуся ПХТ. Существуют — в настоящее время — несколько типов препаратов:

  1. стимуляторы лейкопоэза и эритропоэза ( молграмостин, филграмостин, нейпоген, G-CSM),
  2. антиэметики — блокаторы 5-Н рецепторов серотонина ( эмесет, трописетрон, навобан)
  3. антигистаминные препараты — анатагонисты 2-Н гистаминовых рецепторов
  4. антидоты и антиметаболиты
  5. препараты детоксикационной терапии
  6. глюкокортикоиды
  7. большое количество антибиотиков, противогрибковых и противовирусных препаратов.

Тем не менее, даже использование этих, весьма дорогих и не так уж совершенно безопасных препаратов, не всегда позволяет избежать развития токсических осложнений ( гематологической, желудочно-кишечной, нефро-, нейротоксичности), вторичной инфекции, тяжелых анафилактических реакций.
Возникновение таких осложнений приводит к вынужденному прекращению для ряда пациентов спасительной ПХТ, заставляет снижать дозы ХП, увеличивать интервалы между курсами АПХТ, менять схемы ПХТ на более мягкие, то есть на менее эффективные. Все это снижает эффективность проводимой АПХТ и лечебной ХТ и, следовательно, сроки и качество жизни больных. В ряде случаев, анафилактические реакции и тяжелые органные, инфекционные осложнения, гемморрагический синдром не подвергаются своевременной адекватной коррекции и заканчиваются летальным исходом.
Кроме этого, использование всего арсенала указанных выше препаратов, не позволяет обеспечить приемлемое качество жизни (и отсутствие серьезных, мучительных жалоб) значительной части пациентов. Лечение может продолжаться много месяцев и такие жалобы как: тошнота 24 часа в сутки, головокружение, озноб, боли, неконтролируемая диарея, стоматиты, глосситы, гастроэнтериты, дерматиты, алопеция, печеночно-почечная недостаточность не купируются.
Целью данного исследования не является анализ зависимости эффективности лечения от вида и локализации опухоли или схемы ПХТ.
Цель данного исследования — определение возможностей и эффективности методов лечения, используемых в квантовой медицине для профилактики опасных для жизни осложнений, влияние их на качество жизни и определение общих закономерностей лечебного процесса.

Материал и методы

В настоящую работу включены 28 больных с различными злокачественными новообразованиями с различной локализацией и морфологическими формами, подвергнувшиеся различным режимам ПХТ и АПХТ с 2000 по 2003 гг. Все пациенты — женщины от 35 до 79 лет. Все пациенты были обследованы в специализированных стационарах и имели диагноз, верифицированный гистологически и цитологически. Стадирование заболевания осуществлялось с помощью компьютерной рентгеновской томографии, магниторезонансной томографии, стандартной и трехмерной ультразвуковой томографии, а также других диагностических методов, соответствующих стандартам МЗ РФ. Стадия устанавливалась в соответствии классификации TNM ВОЗ (Женева, ВОЗ 1992 г.: Inernational Classification of Diseases and Related Health Problems, Vol. 1, WHO, 10-th Revisiоn)
Локализации злокачественного процесса была следующей: легкие (n=3), желудок (n=3), молочные железы (n=14), толстая и прямая кишка (n=4), пигментная меланома кожи(n=4), рак яичников(2).
Распределение пациентов по видам лечения было следующим:
АПХТ проводилась 14 пациенткам после хирургического или комбинированного (операция + лучевая терапия на регионарные зоны в дозе 32 — 45 Грей) воздействия, всем пациентам после радикальных операций на толстой и прямой кишке, 2 больным с меланомой кожи туловища, 2- после оперативного лечения рака яичника и шейки матки).
Использовались следующие схемы химиотерапии (содержащие доксорубицин, препараты платины, таксаны, алкилирующие препараты и метаболиты): CAF, VAM, TA, TP, 5FU+Lv, EAP, DDP+Pt, CP, CA.
ПХТ по поводу прогрессирования заболевания, ранее не леченного хирургическим путем, проводилась 2 пациентам по поводу рака легкого, 1- по поводу рака яичников, 2 — меланомой кожи туловища, 2 — по поводу рака желудка.
Среди сопутствующих заболеваний выявлены: гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, кардиосклероз, сердечно-легочная недостаточность и сахарный диабет в стадии субкомпенсации, аллергические реакции.
Показания к включению пациентов в группу:

  1. анафилактические реакции в момент введения ХП
  2. выраженные токсические реакции после предыдущих курсов ПХТ
  3. субъективно тяжелая переносимость ПХТ
  4. отсутствие эффективных специальных препаратов (групп 1,2,7) в момент проведения ПХТ
  5. наличие сопутствующей патологии, затрудняющей проведение ПХТ

Результаты и обсуждение

Все осложнения, отмеченные при введениях ХП, были разделены на группы:

  1. возникающие непосредственно в момент введения ХП или в ближайшие 72 часа после введения (n=6)
  2. реакции, развивающиеся медленно и длительно существующие после введения ХП ( n=17)
  3. сочетание 1 и 2 групп симптомов (n=5)

В 1-ю группу отнесены — анафилактические реакции, острая декомпенсация сердечной деятельности.
Во 2-ю группу — все токсические реакции, включая алопецию, различные варианты полиорганной недостаточности.
Помимо современного патофизиологического и патоморфологического анализа жалоб и симптомов заболевания, проводился дополнительный дифференциальный диагноз на основании синдромного подхода традиционной китайской медицины (ТКМ).
Для объективизации синдромного диагноза ТКМ использовался метод «Ryodoraku» (измерение электрической проводимости 12-ти каналов) с помощью программно-аппаратного комплекса «АНТЭЛ».
Помимо анализа остро возникающих жалоб , характерных для осложнений ПХТ, произведен анализ фонового состояний, хронических неспецифических конституциональных синдромов (ХКНС) и особенностей.
В зависимости от преобладания симптомов, использовалась КВЧ-терапия [аппарат «Арцах-01″ , режим комбинированного излучения — плотность потока мощности когерентного излучения на частоте 60,00 ГГц не более 5 мВт/см2, спектральная плотность мощности шумового излучение в диапазоне частот от 42,00 до 95,00 ГГц не менее 20 dB/kT0; амплитудная модуляция по типу «волновых качелей» в диапазоне 1-99-1 Гц.
Для стандартизации метода лечения иглотерапия не производилась.
Большинству пациентов 1-ой группы был установлен синдромный диагноз, соответствующий теории «Шести каналов (или уровней)» — поражению Shao -Yin (вариант «Пустота холод»).
Им проведено лечение по биологическим активным точкам (БАТ ) E 37, E 42, — в режиме тонизации, RP 2, 3, 4 в режиме торможения непосредственно перед введением ПХТ или за 18 -24 часа до предполагаемого введения. У одного пациента — Shao -Yin (вариант «Пустота Тепло») — ему проведено лечение на БАТ RP 2, V 20, V 21, E 41 в режиме стимуляции по 5 -8 минут.
Кроме этого, производилась стимуляция защитной энергии и энергетическая коррекция ХКНС с учетом индивидуальных особенностей. Коррекция этих воздействий производилась в соответствии с общепринятыми методами, сроками и с учетом принципов хронобиологии.
У 4 пациентов этой группы 2 и более курса ПХТ были проведены без ожидаемых осложнений и эффект лечения был расценен как удовлетворительный.
У 2-х пациентов потребовалось введение дексаметазона 4- 8 мг, преднизолона 60 — 180 мг, сердечных препаратов, гистаминоблокаторов при появлении жалоб, подозрительных в отношении начинающихся реакций.
Пациентам второй группы проведено воздействие на органы и системы, изначально определенных как «органы повышенного риска», то есть подверженных вредному воздействию внешнего фактора ( или совокупности таковых) — химиопрепаратов. Механизм предполагаемого действия препаратов определялся как по наиболее часто возникающим реакциям, так и с учетом индивидуальных особенностей действия у конкретного пациента при ранее проводимых курсах ПХТ.
Наиболее часто проводилась тонизация легких, почек, печени, системы «тройного обогревателя» через точки пособники и юань-точки, блокировался предполагаемый путь внедрения в организм внешнего фактора, устранялся дисбаланс между «холодом» и «теплом».
Использовались точки Р9, P10, V 23, F 5 F 8, TR 13, R7, R9, JM 4, E 36, E 41, RP 2, RP 3.
В ряде случаев проводилось воздействие на ключевые точки чудесных каналов Чун Май, Дай Май, тонизировались точки входа и выхода моря крови и костного мозга.
Сеансы лечения проводились 2- 4 раза в неделю за 3 дня — 3 недели до предполагаемого введения ХП.
В результате проведенного воздействия все больные удовлетворительно перенесли ПХТ.
4-м пациентам дополнительно потребовалось введение нейпогена 30 мкг 1 -3 раза в течение 9 дней после ПХТ, 1 — эритростим 10 мл однократно. 5 пациентам была назначена детоксикационная терапия в объеме 1,5 литров в последующие 2- 3 суток после ПХТ.
У 7 пациентов удалось значительно уменьшить сроки наступления алопеции, выраженность ее у 4 пациентов не отмечена.
Тошнота и рвота носили эпизодический характер, в 7 случаях потребовалось дополнительное 1 -2 кратное использование эмесета или тропиндола (кроме стандартного введения 5 мл перед введением ХП).
У 7 пациентов с сердечным анамнезом не было отмечено декомпенсации сердечной деятельности, учащения приступов одышки и стенокардии.
Периферические отеки носили умеренный характер и купировались самостоятельно.
Все пациенты субъективно, сравнивая ранее перенесенные курсы ПХТ, отмечали значительное уменьшение выраженности болезненных симптомов, отмеченных ранее при предшествующем лечении. В ряде случаев пациенты вообще не предъявляли жалоб за время наблюдения до 21 суток после ПХТ.

Заключение

Первые результаты данной клинической работы позволяют считать, что методы неинвазивной профилактики с использованием квантовой технологии могут являться надежным и мощным средством профилактики серьезных осложнений ПХТ, улучшать качество жизни больных во время длительной ХТ. Отмечено положительное влияние на состояние больных, снижение степени выраженности токсических реакций ( гематологической, желудочно-кишечной, нейро- и гепатотоксичной). Отсутствие 100% положительного результата на начальном этапе работы объясняется небольшим количеством пациентов, включенных в данное исследование, а также новизной метода, объективными сложностями анализа и прогноза клинического воздействия, периодом накопления опыта коллективом узких специалистов. Ожидается определенная экономическая выгода, поскольку сокращается использование дорогостоящих лекарств. В целом, индивидуализированное, грамотное использование квантовой терапии — в комплексе медикаментозной поддержки различных режимов ПХТ, — позволяет значительно повысить ее эффективность, толерантность организма к адекватным лечебным дозам ХП, своевременной реабилитации пациентов. Все это, возможно, позволит увеличить эффективность ПХТ в целом и увеличить отдаленные результаты специального лечения онкологических больных.

 

Добавить комментарий